Интервью с генеральным директор компании КРИТ

Добрый день, уважаемые зрители, мы находимся у Михаила Юрьевича Рылеева – это генеральный директор компании Крит, которая занимается производством замков. Михаил Юрьевич, спасибо, что нашли время ответить на мои вопросы.

Спасибо, что пришли.

Михаил Юрьевич, компания Крит основана в 1993 году, достаточно давно. Расскажите, пожалуйста, какие были причины создания организации, как происходило становление этой организации, были ли какие-то интересные моменты в этот период.

В этом случае, наверно, нужно будет вспомнить часть моей жизни, котрая началось, может быть, чуть пораньше. Потому что в свое время, я проработал очень долго на заводе Лихачева. Моя деятельность началась с того, что я работал сначала в сборочном цеху на конвейере. Потом я уже работал конструктор 3-й категории в УКРе, так называемом. Потом конструктор 2-й категории, 1-й категории и последняя моя должность была – начальник спец. кузовов правительственных машин. То есть. Я все время занимался фурнитурой. Это автомобильная фурнитура была. Там я проектировал дверные ручки, стеклоподъемники, пепельницы, замки, в том числе, и так далее.
Это началось именно с тех времен. И у нас был один заказчик, который заказал у нас замок, чтобы мы его спроектировали. Какой он должен быть, никто не знал. Это должен был быть такой замок, который бы всем понравился и продавался. Эту работу получил я, и я такой замок спроектировал.
Этот замок был накладной, он был достаточно большой. Там было три ригеля, он был хромированный. В качестве ручки был штурвал – это такие красивые, точеные ручки. Он сам по себе был красивый. Заказчик начал этот замок производить, и он у него на самом деле продавался.
Он был страшно доволен, и, наверно, именно поэтому мои следующие работы – это была та фирма, где работал этот заказчик. Я уже потом уволился с завода Лихачева и ушел к нему работать. У него я проработал, в принципе, недолго. Вот с этого все и началось.

Михаил Юрьевич, вернемся к первым замкам. Я достаточно хорошо знаком с продукцией Крит, специальность обязывает. И мне недавно рассказали интересный случай товарищи, которые работали с первыми моделями замков. В 90-х годах все копировалось: тогда база была очень маленькая, производственные мощности были маленькие, даже у тех крупных производителей, которые сегодня есть, в том числе и Крит. И Крит, говорят, очень хитрую вещь тогда сделал: для определенной модели замка заказывал штампы на нескольких производствах. Было такое?

Да, на самом деле было так что, у нас было только одно помещение, 18 кв. метров. И я ездил по разным производствам и заказывал детали, где-то пружинные, где-то штамповку, где-то точеные детали мы заказывали. И у нас был один сборщик, который это собирал. То есть началось это с того, что сборщик собирал всего лишь 10 замков в день. Это было в соседнем помещении.
А дальше мы решили, что будем покупать оборудование. Мы покупали БУшное оборудование по одному, по два станка, потихонечку ставили. Таким образом, фирма росла. И количество людей, конечно, у нас увеличилось.
Но сами замки КРИТ, все-таки, появились чуть попозже. Сначала, после первого замка, мной был разработан цилиндровый механизм. Я его потом запатентовал и думал, что он будет продаваться. И к этому цилиндровому механизму был разработан замок. И так получилось, что замок продавался, а личинка не продавалась. Даже не то, что она не продавалась, а просто я не смог ее запустить в производство, потому что здесь в России не делали ничего подобного, а с Китаем я в то время не работал.
Замки продавались, и мы ставили уже стандартную личинку для комплектации, мы покупали эти личинки и комплектовали.
Мы тогда хорошо работали с фирмой Трейдлок, сейчас тоже работаем, но уже не в таком количестве идут наши объемы. Но тогда они с удовольствием покупали нашу продукцию. Она была недорогая, потому что это было наше российское производство.
И мне, конечно, было даже немного обидно, что простейший замок, который я разработал буквально за пару недель, продается неплохо. А сама личинка - цилиндровый механизм, куда я и душу вложил, и времени много на него потратил – не смог запустить.
Фишка была в том, что в этом цилиндровом механизме была такая функция, как блокировка. Можно было закрыть замок снаружи, вытащить ключ в другом положении, и в этом случае замок блокировался – выйти наружу нельзя было. Для чего это было сделано: если вдруг кто-то проникнет в помещение через окно, то ему придется выходить так же через окно. Тяжелые вещи он не сможет вынести через дверь. Все, что он сможет унести – что пролезет в форточку или окно. Это была та мысль, которую мне хотелось воплотить.

Этому патенту, конечно, уже очень много времени, но я до сих пор считаю, что это изделие актуально. У нас есть цилиндровые механизмы, но они продаются, скажем честно, не очень хорошо. Потому что люди, может быть, боятся, что вдруг я не так закрою, а ребенок или бабушка не смогут выйти.
Конечно, такая личина для всех не подойдет. Она подойдет только тем, кому это нужно. И я изначально тоже так думал, что все ее не оценят, не купят. А кто-то, наверняка захочет, скажет: да, мне это нужно. И это проектировалось для определенного круга.
И вот с этого, наверно, начиналось. Дальше мы продавали замки, и уже к замкам мы проектировали фурнитуру.

Компания Крит сразу ориентировалась на замочную продукцию или, как некоторые другие производители, расчетно-кассовые аппараты выпускали?

Нет, мы ориентировались, конечно, сразу. Этот было связано с тем, что я всю жизнь работал в этой фурнитуре, только автомобильной. А теперь, поскольку был спрос именно на дверную фурнитуру, мы решили заниматься только ей. И поэтому все наши усилия были направлены только на дверь.

Сегодня на рынке России есть достаточно крупные производители скобяных изделий. Что компании Крит и ее продукцию выделяет на фоне других производителей?

Я так отвечу: изначально, я позиционировал нашу деятельность в том, что мы будем выпускать именно те изделия, которые не выпускает никто. Мне это было интересно как конструктору. Что мы не повторяем какие-то известные решения, а мы делаем что-то новое. Мне бы хотелось, чтобы все это новое шло только от нашей компании. Поэтому процесс проектирования продолжался постоянно. Все 20 лет мы занимаемся проектированием.
Проектированием даже занимаюсь в отпуске, бывает так. Куда-то уезжаю, лежу на пляже, а с собой у меня блокнот, и я могу набрасывать какие-то там решения. В частности, я помню, что мы отдыхали с супругой в Египте, мы валялись на пляже, у меня был блокнот, и я занимался замком А-8. Мне было интересно сделать замок, который будет закрываться ручкой наверх. Но это не китайское решение-то, что китайцы предлагают на рынке. Потому что я считаю, что там много минусов. Механизм находится в ручке, он перегружен. Должен быть другой механизм.
И я в вялотекущем режиме занимался около года: то ли возьмусь, то ли не возьмусь. Все интересные решения, оказывается, пришли мне в Египте, почему-то так.
И когда я приехал в Москву, я уже начал их воплощать. Непосредственно отрисовывать все на кульмане в масштабе. И, вроде как, что-то получилось. И на сегодняшний день этот замок у нас продается.
Есть компании, которые достаточно высоко оценили этот замок, эту конструкцию. И они у нас покупают этот замок. Это замок А-8, вот здесь он представлен, давайте посмотрим.
Открывается он как обычно, а закрыть его можно ключом, а можно поднятием ручки наверх. Вот такой замок

На базе замка А-8 мы спроектировали замок анти-паника. Мы взяли за основу конструкцию замка А-8, немного ее доработали и получили замок анти-паника. Этот замок у нас продается хорошо и на сегодняшний день наши клиенты говорят, что он лучший из российских замков анти-паника.
Замки, действительно, работают хорошо. По ним не было рекламации у нас. И, кончено, радеет то, что мы не скопировали этот замок с какого-то другого, а это была наша конструкция полностью.

Где можно встретить замки Крит? Вы работаете с крупными производителями?

Мы давно работаем с большими компаниями в России, в Белоруссии. В России мы работаем с компанией «Торекс», не так давно начали работать с компанией «Промет», Астра, с «Термостопом» мы давно работаем. Сейчас мы начали в Крыму работать с компанией «Броненосец».
В Белоруссии мы работаем с компаниями «Стальная линия», «Гелокс», «Белсплат», «ЭВС»

География широкая, достаточно. Откровенно говоря, я был удивлен, узнав, что ваше производство находится, непосредственно, в Москве, в шаговой доступности от метро. Если другие производители стараются, наоборот, ехать от центра туда, где аренда и рабочая сила дешевле. Как вы выживаете в таких условиях, поделитесь секретом.

Я как-то ездил отдыхать в Германию, в частности, в Мюнхене. И мы как-то проезжали мимо завода BMW. Завод BMW находится в центре города Мюнхен. Я тоже тогда подумал, а как же они выживают? И мне в голову пришла такая мысль, что надо оптимизацию проводить на нашем производстве, надо перестраивать наше производство так, чтобы это было выгодно.
И, если заметили, мы не производим самую-самую дешевую продукцию. Потому что если бы мы ее производили, мы бы, наверно, не выжили. Поэтому, наша продукция идет на средний, и, я бы даже сказал, дорогой сегмент дверей, где мы могли бы что-то заработать.
Но, по мимо этого, одна из самых главных задач, которую мы сейчас решаем, это организация на более высоком уровне. Мы стараемся использовать европейский, западный опят в организации труда. Мы применяем мотивационные схемы в расчете заработной платы наших сотрудников. Мы стараемся их каким-то образом мотивировать на подвиги. И могу сказать, что это получается.
Хотелось бы, может быть, большего, но я считаю, что то, что мы достигли – это неплохо. И все сотрудники, которые у нас работают, они работают с полной отдачей своих сил.
Это касается и бригадиров, мастеров, начальников производств. Это руководители различных отделов, это менеджеры, конечно, в первую очередь. Они заинтересованы в развитии нашей компании, и это, конечно, радует.
И я думаю, что наша организация не только не хуже, чем у наших конкурентов, а, может быть, даже и лучше.

Михаил Юрьевич, расскажите, пожалуйста, про производство. Статистика, может, какие-то цифры назовете. Только ли в Москве располагается ваше производство или еще где-то заказываете, производите?

Сейчас расскажу. Наше производство находится в Москве, Остаповский проезд, д18, строение 2. Это здание находится у нас в собственности. Земля под зданием и прилегающая территория находятся тоже в собственности. Так же арендуем у соседей достаточно большое помещение под склад и еще арендуем производственное помещение через дорогу, по Остаповскому проезду. Там где-то тоже около 1000 кв. метров. На своем производстве мы производим, в основном, замки: цилиндровые и сувальдные. Точнее корпуса цилиндровые, а сувальдные замки мы полностью здесь производим.
Ключи мы заказываем. Какие-то детали мы тоже, конечно заказываем, например пружины. Сборка проходит здесь. Так же мы здесь делаем термоблокираторы для противопожарных дверей. Раньше мы делали полностью здесь задвижки, сейчас мы пока перестали их делать. Задвижки мы делаем в Китае, по нашим чертежам.
Мы работаем с китайскими производителями, мы отправляем наши чертежи туда. Мы с ними подписываем договор о не разглашении информации по нашим чертежам. Китайцы на это идут. Для нас они делают, в основном, дверную фурнитуру: ручки, завертки, декоративные накладки.

Как осуществляется контроль качества, если не секрет?

Есть фирмы, наши китайские партнеры, которые делают очень хорошо, и за ними, практически, не приходится проверять. И есть фирмы, которые делают немножко похуже. В этом случае у нас есть выборочный контроль. Если выборочный контроль показал, что все хорошо, то мы дальше не проверяем. Но если он показал, что стоит проверить продукцию, то мы начинаем проверять каждое изделие.
Проверяем все изделия. Если есть возможность исправить нашими силами, то мы исправляем на своем производстве. Но если не возможно исправить, то мы, конечно, бракуем.
Китайцы знают нашу систему¸ они относятся лояльно к этому и делают нам зачет по этому браку. И мы не теряем деньги.

Сколько человек работает на вашем производстве?

Сейчас у нас на производстве работает 300 человек. Кажется много, но на самом деле у нас есть участок, где мы производим штампы и пресс-формы. Там стоит неплохое оборудование, там стоят станки с ЧПУ. Штампы и пресс-формы мы делаем для себя и на заказ. Даже на заказ сейчас делаем больше, чем на собственное производство. Дальше у нас большое производство – мы штампуем замки. Это участки штамповки, участки доделки, там где идет сверловка, нарезка резьбы, там где зенковка идет и так далее. Все вот эти слесарные операции.
Так же у нас есть механический участок, где стоят шлифовальные станки, фрезерные станки, без ЧПУ. Сборочные участки есть, где мы уже, непосредственно, все собираем.
У нас есть даже покраска. У нас есть сварочные участки, где мы варим засовы. Точнее, мы штампуем детали, собираем, а потом в нагруженных местах подвариваем. Мы это делаем по просьбе наших партнеров. Они попросили кое-где подваривать – мы это делаем сейчас.
То есть, мы для наших клиентов готовы пойти на некоторые изменения, в конструкции даже. И партнеры понимают, что если мы что-то дополнительно делаем, конечно, это будет немножко дороже. И они на это идут.

Если сравнивать в ценовой категории нашу продукцию с продукцией наших конкурентов, то мы находимся в рынке. И наше преимущество, неоспоримое, в том, что таких изделий нет.
В частности, замок А-11 – там есть отсечные сувальды, так называемые, и значит открыть замок отмычкой практически невозможно.

Михаил Юрьевич, следующий вопрос вытекает из предыдущего. Что не зайду на ваш сайт, профессия обязывает отслеживать новинки у разных производителей, у вас буквально каждый месяц какие-то новинки. В условиях кризиса, поделитесь, пожалуйста, задором: там, где люди пытаются экономить, урезать бюджет на чем-то, у вас вводятся и вводятся новинки. Как вам так удается?

Я могу, наверно, так ответить: если бы этого не делали, мы могли бы, наверно, не выжить в данной ситуации. Всем известно, что многие компании постоянно занимаются новинками. С чем это связано: я думаю с тем, что прогресс не стоит на месте, и если мы оставим все по-старому, то наши конкуренты сделают что-то похожее, а, может, даже что-то лучшее, и наши старые новинки, перестанут быть новинками.
Поэтому, выпуская новую вещь, старую мы стараемся уже снимать с производства. Даже не смотря на то, что она может хорошо продаваться. Мы видим, что что-то подобное сделали наши конкуренты, и, в этом случае, наши продажи могут упасть. Так и бывает.
Что нам помогает выживать, опять же, в этой ситуации: ту продукцию, которую мы разрабатываем, мы ее патентуем. На сегодняшний день мы имеем более 30 патентов. Мы их поддерживаем, эти патенты. Благодаря этим патентам мы немножко упрощаем себе конкуренцию.
Я могу даже больше сказать – многие наши конкуренты отслеживают наши патенты, для того, чтобы на них не нарваться. Я считаю, что это правильно – у них тоже должны работать их конструктора. Если они смогут обойти эти патенты – пусть обходят и делают свои патенты.

Михаил Юрьевич, расскажите об условиях сотрудничества с Критом. Например, где-то на периферии, в далеком городе, один маленький неизвестный производитель захотел устанавливать на свои двери вашу продукцию. Или какой-то магазин розничный захотел ее продавать. Как работаете с мелкими производителями?

Мы, конечно, хотим работать со всеми – и с мелкими производителями и с крупными. И тут, наверно, возникает вопрос скидок, очень важный вопрос. Я могу сказать, что если маленькая фирма работает где-то на периферии, вокруг нее нет крупных городов, город небольшой, она там единственная – то мы стараемся пойти навстречу такой фирме, потому что она нас представляет в этом малонаселенном регионе. И мы может дать довольно хорошие скидки на нашу продукцию, несмотря на то, что там будут небольшие продажи.

Компания Крит разрабатывает и производит свои замки. Допустим, к вам обратился какой-то заказчик и ему нужна определенная партия замков по его эскизам, готовы ли вы с ним сотрудничать или вам это совсем не интересно?

Нам бывает достаточно легко внести какие-то изменения в существующую конструкцию, и клиент, в этом случае, будет доволен, он получает то, что он хотел. Но если это совершенно новый замок, то там, конечно, затраты не маленькие. Поэтому, бывает, что клиент отказывается, когда видит, что если замок будет производиться только для них, то затраты будут больше, чем он рассчитывал.

Михаил Юрьевич, спасибо вам большое, что уделили время. Было очень интересно и очень приятно с вами познакомиться. До новых встреч!

До свидания! Спасибо, что пришли к нам.

Добавить комментарий

Plain text

  • Доступные HTML теги: <p> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <br> [quote]
  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Вы можете цитировать другие сообщения, используя теги [quote].
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
CAPTCHA
Этот вопрос задается для того, чтобы выяснить, являетесь ли Вы человеком или представляете из себя автоматическую спам-рассылку.
минус один равно пять
Решите этот математический вопрос и введите решение цифрами. Например, для "два плюс четыре = ?" введите "6".